Крыса
29 сентября 2005

Крысы

 

«Мы потеряли способность верить в любовь. Вместо этого мы приобрели иронию, от которой увядает все, чего бы мы не коснулись…»

 

Д. Коупленд, «Жизнь после Бога»

***

Убедить Светку в том, что в нашем доме завелась мышь или крыса, в общем, какой-то невероятно шумный маленький зверок, явно не представлялось возможным:

 

- Глюки у тебя, - авторитетно заявила подруга в ответ на мои жалобы на шуршание и шебуршание, раздающееся в последние ночи за стенкой. – Просто надо больше спать, меньше работать и иногда заниматься любовью с красивыми мужиками.

 

 

Справедливости ради надо заметить, что сплю я действительно мало, работаю действительно много, а с красивыми мужиками и впрямь в постели не общаюсь.  Исключительно из природной вредности и благоприобретенной мегаразборчивости. Ну не попадаются мне под руку, несмотря на мой более чем активный образ жизни, красивые умные самодостаточные мужчины с достойным чувством юмора! Неженатые красивые умные самодостаточные мужчины с достойным чувством юмора. Женатые – попадаются иногда. Только почему-то спать с ними не хочется.

 

Скандалы с женами и компрометация собственного доброго имени в глазах окружающих как-то меня не пугают, да и замуж в третий раз я пока не стремлюсь. А вот нате,  почему-то даже мысли не возникает крамольной, даже физиология не срабатывает в отношении женатых мужчин. Наверное, подсознание так действует, защищая организм от лишних стрессов: ведь сие нехитрое общение запросто может свестись к зачатию бастарда, да и вообще – виданное ли дело – мне, звезде, спортсменке, красавице, и обладательнице прочих мыслимых и немыслимых достоинств, делить мужчину еще с кем-то!

 

Плюс ко всему, значительный опыт общения с мужчинами, который я исхитрилась получить за последние несколько лет, существенно удлинил список требований для потенциального кандидата в мужья и даже в любовники. И, скажу я вам, чем более конкретными чертами обрастает этот мифический персонаж, тем менее реальным он становится…

 

Вот и живу себе потихоньку, аки монахиня. Благо, механизм сублимации работает, как часы: работа, обучение студентов азам пиара и рекламы, спортзал, языковые курсы, театр, кино, ночные клубы и прочие прелести развлечений в мегаполисе каждую неделю исправно поглощают мое время и силы. Тепло и любовь получаю от друзей, среди которых, кстати, полным-полно мужчин. Но любовь – это одно, а секс – совсем другое. Связь между любовью и сексом в наше время разорвалась. Хватает любви: к родителям, друзьям, близким. И обратно. А на то, чтобы страдать от нехватки секса, как-то даже и времени не остается.

 

У большинства людей такая позиция почему-то вызывает неземное удивление. А я считаю, что желание секса – это не желание поесть. Вот когда с голоду помирают, не думают, чем бы именно успокоить желудочные колики. Отечественный менеджер в случае сумасшедшего дедлайна не погнушается бутербродиком из уличного киоска, китайской лапшой или подобной гадостью. После ВОВ в советских деревнях повсеместно в пищу крапиву употребляли и кору деревьев. Лишь бы желудок принял. А секс – это же такая тонкая штука: мужчину ведь надо ХОТЕТЬ. А иначе ничего и не выйдет.

 

Везучая Светка, несмотря на то, что имеет абсолютно аналогичные требования по отношению к мужскому полу вообще, умудряется иногда встречаться с некими достойными частностями. Мне везет меньше.

 

***

 

Вообще у нас в «семье» для ухажеров есть неписаное, но жесткое правило. Прям как в сетевом маркетинге: «Пришел сам – приведи друга». J Только как-то вот за рамки шутки это правило не выходило никогда. И вообще и мне, и Светка не до мужчин: и без того забот хватает.

 

О последних вспоминаем только тогда, когда возникает какая-то бытовая ситуация типа засоренной раковины или сломавшегося стола. Или вот сейчас, когда выясняется, что крысы в нашем доме  - вовсе не плод моего воображения, и надо что-то с этим делать.

 

Живем мы в трехкомнатной квартире, вдвоем. В несчастной России, где дети приучились сидеть на шее у родителей до самой смерти оных, это многих удивляет: «Зачем снимать квартиру, если можно жить с родителями? Зачем уходить из отчего дома, если у тебя нет мужчины?» А потому что так удобнее. И проще. Родителей навещаем по выходным, никто никому не мотает нервы, все довольны и счастливы, живут своим хозяйством. У нас вот теперь, кроме цветов, еще и крысы в доме есть. Не соскучишься!

 

***

 

Как-то купили мы со Светкой четыре кукурузных початка с намерением отварить их как-нибудь в молоке и полакомиться. Но руки у обеих до приготовления кукурузы так и не дошли. Однажды утром я обнаружила, что один из початков исчез, а второй существенно поврежден.

 

- Вот, вот, вот! Скажешь еще, что я помимо галлюцинаций, еще и лунатизмом страдаю?! – приплясывала я у постели толком не проснувшейся Светы с обгрызенным початком в руках. – Хожу на кухню ночью и сырые кукурузины объедаю? – Моему торжеству не было предела.

Аргумент в виде изувеченного початка оказался для Светы внушительным, и она наконец поверила в то, что крыса существует.

 

По этому случаю за утренним кофе состоялся оперативный семейный совет, на котором было постановлено одолжить у знакомых сиамского кота, славившегося умением ловить крыс и мышей. Кота привезли ранним вечером, когда меня еще не было дома. Света, кошек не переносящая, стоически вынесла выпавшие на ее долю испытания: насыпала коту еды, налила воды, наполнила горшок специальной смесью для кошачьего туалета и даже 1 (один) раз погладила животное. Кот, явно чувствуя недоброе к себе Светино отношение, сумняшеся ничтоже забился за кресло и до моего прихода оттуда не показывался.

 

Навстречу он вылетел, как пущенный неумелой, но сильной рукой, теннисный мячик и едва не сбил меня с ног. Кот мурчал самозабвенно и громко, а о ноги терся так интенсивно, что не будь на них колготок, кожа явно пошла бы волдырями.

 

Мы отправились ужинать, а потом пили чай. Пожелав друг другу спокойной ночи, разбрелись по комнатам. Не успела я забиться под одеяло, как услышала душераздирающий вопль подруги.

 

- А-а-а-а-а! – вопила Светка. Характер вопля был непонятен: в нем слышались и ужас, и отвращение и праведное негодование.

 

- Что случилось?

 

- Т-твой драгоценный кот нагадил мне в постель, вот ш-што! – От возмущения Светка заикалась и шипела. 

 

Я заглянула в ее комнату, увидела напрочь испорченную постель (кот методично обгадил подушки, простыню и одеяло, а также атласную пижаму моей несчастной подруги), перевела взгляд на свирепую Светку и зашлась в хохоте. Я понимала, что она обидится, но остановиться уже не могла.

 

- Ха-ха-ха, лекарство оказалось хуже болезни!!!

 

Я свалилась в кресло и беспомощно сучила ногами. Подруга возвышалась надо мной, как воплощение скорби и укоризны.

 

- Ну и чего ты ржешь? – тихо полюбопытствовала она.

 

- Потому что теперь ТЫ будешь спать со мной, - объяснила я свое обидное поведение.

 

Дело в том, что до этого случая я несколько раз уходила спать в комнату Светы: уж слишком громко осуществляли свою жизнедеятельность мыши, и заснуть под этот гвалт было невозможно.

 

Теперь подруге пришлось отправляться в мою комнату, потому что диван в ее апартаментах невыносимо благоухал уксусом и мочевиной. Старинную софу, кторая стояла в зале, мы обе почему-то игнорировали.

 

На моем диване подруге пришлось провести несколько ночей. Каждый вечер, после работы, она надевала резиновые перчатки, брала ведро и порошок «Санитар» и отправлялась отмывать свое лежбище. Что в эти моменты она говорила о коте, мышах, о жизни вообще и обо мне, как косвенной виновнице произошедшего, в частности, писать не буду – я прекрасно отношусь к творчеству Косински и Буковски, но уподобляться сим талантливым мужам, перемежая свою речь непосредственными матами, не хочется...

 

Кот продолжал жить в нашем доме. Крысы, поначалу утихнувшие и затаившиеся в глубоком подполье, снова стали резвиться, как бесхитростные дети. Присутствие усатого-полосатого их совершенно не смущало. Через неделю мы вернули не оправдавшего наши надежды котика хозяевам и засели на кухне, думая извечную русскую думку: «Что делать?»

 

***

 

Крысы обнаглели. Мы с подругой перестали спать по ночам: беспардонные животные незримо, но очень громко носились по подвесным потолкам, видимо, от всей души благодаря нас за такое уютное и просторное место обитания. Они были веселы и беззаботны. Мы же, напротив, мрачнели, теряясь в догадках по поводу верного избавления от беспокойных «соседей». Хитроумная Светка решила попытать кладовщицу у себя на работе (подруга занимает почетный пост начальника отдела маркетинга в огромном продуктовом холдинге. Отдел, кстати, и состоит из одного начальника) - чем же наверняка можно вытравить грызунов?

 

Кладовщица снабдила ее ядерным средством, каковое (якобы) обладало столь ужасной силой, что раскладывать его надо было только в перчатках. Иначе попавший в  микротрещинки или ранки яд в считанные секунды способствовал максимальному свертыванию крови.  Убийственное вещество мы разложили по всем углам и стали ожидать результата.

 

Сначала появился запах. На кухне. Густой, мясной и тошнотворный, будто гуляш протух. Мы долго спорили, пытаясь обнаружить его источник и теряясь в догадках по поводу последнего. Отодвигали холодильники и плиту, стиральную машинку и мебель, но тщетно. Наверное, крыса благородно решила избавить нас от зрелища своих мучений, которое наверняка вызвало бы у нас масштабные угрызения совести, и смиренно скончалась под полом… Пришлось бесконечно проветривать помещение и деодорировать кухонный воздух. Питались мы теперь исключительно в зале.

 

***

 

Примерно через неделю, вечером, я отправилась к подруге, жившей неподалеку. У нее был день рождения. От ее до моего дома пешком идти минут пять, поэтому уходить я не спешила. Тешила себя и присутствующих на празднике светской беседой. Звонок мобильного телефона услышала не сразу. «Надя-а!», - вопила в трубку экспрессивная Светуля. – «Она из кухни выбежала в зал и там сиди-ит! Я бою-усь», - завывала перепуганная подруга. – Приходи домой скорее!»

 

До сих пор безумно горжусь проведенной операцией: мой аналитический талант развернулся во всю красу. В зале накануне перегорела лампочка, и я предусмотрительно позаимствовала новую у друзей. Дома я храбро прошествовала в зал, восстановила освещение и приступила к операции по поимке грызуна.

 

Для начала я усадила подругу на пути в остальные помещения. Вооружила  Свету веником и ведром. Затем разобрала почти до основания софу и соорудила баррикады из диванных подушек, кресел, тазов и ведер, поставленных «на попа» (а вдруг нам повезет, и она сама туда забежит, ища укрытия?!)

 

Затем одной рукой отодвинула диван, держа во второй ведро донцем вверх. Отуманенная отравой крыса порскнула из убежища куда-то вбок (по направлению, где затаилась в засаде подруга), но меткая Светка вовремя подала ультразвуковой сигнал (никогда не думала, что люди могут ТАК визжать) и запустила в крысу веником.

 

Животное изменило траекторию и угодило прямо в большое оранжевое ведро, каковое я тут же плотно закупорила маленьким. Ликованию и радости не было предела. В это время к Свете приехали заказчики (в свободное время мы обе «левачили», пописывая медиапланы и прочие аналогичные проекты для чужих организаций). Они были немало озадачены, увидев восседающую на полу в прихожей девицу. Означенная девица была одета в шорты, один носок и разноцветную вязаную шапочку и судорожно обнимала два заткнутых друг в друга ведра. 

 

- А у нас сегодня всем клиентам бонусы! - заявило странное создание. - Хотите крысу? Ну, к проекту в довесок? Безвозмездно, то есть даром!

 

Клиенты смущенно поблагодарили и поспешили откланяться.

 

- Ну что ж ты! Поди теперь больше и не закажут ничего! – укорила меня подруга. 

 

- Ну и ладно! Мы сможем поменять свою аналитическую работу на нечто куда более интересное! Мы станем крысоловами по вызову! – радовалась я грядущим перспективам.

 

- И у нас всегда будет работа, потому что крысиное племя неистребимо. Оно живет веками, и покидать матушку-Землю не намерено, - философски заметила Света и тоже стала одеваться.

 

Иногда я очень завидую крысам. Им не нужно думать о смысле жизни, изобретать себе цели и планы. Они ищут еду, гадят и спариваются, не утруждая себя вопросами: «А ЗАЧЕМ мне все это надо? И правильно ли я живу? И что будет, когда я умру?».

 

Они не страдают от одиночества, не мучаются в попытках подчеркнуть свою индивидуальность и создать образ неповторимого «Я». Они не знают, что такое угрызения совести и чувство вины. Им незнакома любовь и ее  мучения. Крысы наглы, настырны и упрямы. Смелости им не занимать, и когда их загоняют в угол, грызуны не трусят, а яростно бросаются на врага. Они считают, что мир создан только для них и принадлежит только им. А люди – лишь досадные несуразности, возникающие на их пути. И крысы стараются брать от жизни все. Завидую я им, ей-Богу.


Так вот, одевались мы по очереди: одна одевается, вторая ведра держит. А крыса в ловушке мечется и визжит злобно. Светуля на каждый ее взвизг отвечает собственным ультразвуковым писком. Вышли, значит, мы на улицу и потащили добычу к ледяному городку, что располагался неподалеку от нашего дома, через дорогу. «Чтобы крыса назад не прибежала».

 

Идем. Процессия, заслуживающая внимания: две одетые во что попало девицы (на одной, к примеру, норковая шуба, разноцветная вязаная шапка и голые ноги, обутые в спортивные ботинки.  Вторая одета в пуховик и изящные сапожки на высоком каблуке, без головного убора, но зато в толстых варежках). Одна вышагивает в обнимку со странной конструкцией из ведер, вторая тащит пустую бутылку (я предусмотрительно велела подруге прихватить ее с собой. На всякий случай). В общем, красота и загляденье на радость всем добрым людям, особенно таксистам, которым все равно делать нечего.

 

На территории ледяного городка стало ясно: просто так выпускать крысу страшно: а вдруг выпрыгнет из ведра и на нас кинется? Поэтому решено было забраться на детскую горку и оттуда ловушку сбросить. Оказалось,  Светка это сделать боится, а я не могу - ботинки уж больно скользкие. Поэтому на горку взбирались вдвоем: я – бережно прижимая ведро с крыской, а подруга – не менее бережно поддерживая меня под локоток.

 

На вершине горки я выпустила ведра из объятий и скинула их вниз по скользанке. Когда же мы спустились, оказалось, что крыса не захотела расставаться с убежищем и затаилась между ведрами. Вот тут-то и пригодилась пустая бутылка: я перехватила ее из рук подруги и запустила в грызуна. Крыса заверещала и… спряталась в оранжевом ведре! Светка издала хрюкающий звук, обозначающий, по-видимому, глубочайшее разочарование, но меня уже крепко держал в своих обжигающих пламенных объятиях боевой азарт (такой, наверное, бросал в смертельную неравную схватку красавцев-викингов). От воинственных кличей я, правда, воздержалась.

 

Подкралась к ведру, балансируя на льду и ка-ак пнула по емкости! Крыса  отлетела в одну сторону, ведро в другую, мы похватали ведра и помчались прочь от этого страшного места, коим стал для нас теперь невинный снежный городок для зимних детских забав.  

 

Зашли в магазин, дабы приобрести пару банок джин-тоника – отметить успех. Покупавшие водку дюжие мужики, увидев двух девиц (а время склонялось к полуночи) радушно предложили выпить вместе с ними. Я охотно согласилась, указав на десятилитровое ведро:

 

- Конечно, с удовольствием. Правда мы с подругой только из такой посуды пьем, меньше не обучены…

 

Мужики, кажется, одновременно лишились и альтруизма, и дара речи, а мы гордо прошествовали к выходу из магазина.  А потом шли вприпрыжку, размахивая ведрами, и распевали громко песенку Красной Шапочки: «Если долго-долго-долго, если долго по дорожке, если долго по тропинке топать, прыгать и бежа-ать…»

 

***

Шуметь крысы вроде бы как перестали, и некоторое время мы спали спокойно и крепко. Спустя примерно неделю, утром Света появилась в моей комнате с весьма глубокомысленным видом.

 

- Посмотри, пожалуйста, у нас всегда кухонный плинтус был таким странным?

 

Между дверным косяком и плинтусом зияло ровное прямоугольное отверстие.

 

- Сволочи, - только и смогла вымолвить я. – Вот СВОЛОЧИ!

 

Решено было обзавестись еще щепоткой убийственного порошка, вложить его в дыры и заделать цементом напополам с битым стеклом. Дальше принятия решения дело почему-то не продвинулось… Шли дни, дыры множились, а руки до плинтуса так и не доходили.

 

Как раз в это время Света окончательно рассталась со своим последним бойфрендом. Бойфренд имел густой хайр, весьма спорные способности к музицированию, скверный характер, непомерное эго и не поддающееся лечению когда-то раз и навсегда уязвленное самолюбие. На семейном совете мы постановили: необходимо добиться того, чтобы означенный кретин  после расставания со Светой всю оставшуюся жизнь (или хотя бы пару вечеров) грыз локти и выдирал роскошные волосы от горя, ибо потерял такую красавицу и спортсменку.

 

А потому на закрытую клубную вечеринку, где должен был тусоваться обозначенный выше тип, Светуля должна непременно отправиться с высоким красавцем брюнетом. В обязанности брюнета входило окружать подругу вниманием, глядеть на нее томным взором, а на случающихся рядом мужчин взирать с видом собственническим и агрессивным.

 

Сложность заключалась в том, что высоких красавцев брюнетов, способных к исполнению сей ответственной задачи, среди наших добрых друзей не было… Был высокий блондин, не прошедший кастинг по причине всерьез заявляющего о себе пивного пузика; был известный ловелас и дамский угодник, но лишь полутора метров росточком; грандиозный брюнет-пожарный по кличке Слон, остроумный и гораздый на шкоды парень, в эту ночь как раз нес дежурство… В общем, скрипя зубами и новыми туфлями, в облаке «Бушерона» и лака для волос, подруга удалилась на вечеринку в гордом одиночестве.

 

И торчать бы ей весь вечер в таковом состоянии, если бы не высшая справедливость в лице ее подруги Алены. Алена и Света не виделись тыщу лет, и, наконец встретившись, надолго окопались за стойкой бара.

 

- Привет, Ленчик! Как дела? – из темноты танцевального зала материализовался высокий, со вкусом одетый брюнет и подошел к бару. – Здравствуйте! – улыбнулся вежливо Свете. – Рад встрече, девушки! Если не возражаете, я сейчас к вам присоединюсь.

 

- Кто это? – оторопела Светлана при виде ходячей и даже способной к беседе воплощенной мечты.

 

- Это мой одноклассник, Игорь, - пояснила Алена. – Нравится? Сейчас познакомлю.

 

… Весь вечер они провели вместе – высокая блондинка и яркий брюнет, притягивая к себе взгляды публики и… бывшего бойфренда Светы. Последний имел весьма мрачный вид, и бросал в их сторону злобные тоскливые взгляды.

 

***

 

Мое Величество в этот вечер в клуб не пошло по причине дурного самочувствия. И беззаботно дрыхло до полудня, пока не пробудилось от запаха свежемолотого кофе. Я была уверена, что Света до сих пор мирно отсыпается после ночных забав, и потому весьма удивилась, обнаружив подругу на кухне в компании какого-то парня.

 

- Познакомься, Игорь! Это – моя мама, - буднично заметила Света. – Мама, это – Игорь.

 

Я молча повернулась к ним спиной, вышла из комнаты, и тут же вернулась, вооружившись очками.

 

- Ну, здравствуйте, юноша, - пытаясь соответствовать возложенной на меня роли, я приосанилась, запахнула поглубже халат и поправила сползшие с носа очки. – И когда Вы намерены жениться на моей дочери?

 

- П-почему…ж-жениться? – парень растеряно улыбался, одновременно пытаясь осознать смысл странных выпадов новоявленной тещи, а заодно и оценить ее возраст.

 

- А как же Вы хотели? Вы скомпрометировали бедную крошку, ночевали в нашем доме, а теперь на попятную?!

 

- Я спал в зале, на диване! – возопил парень гласом ведомого на заклание агнца.

 

- А вот это Вы на суде будете доказывать, молодой человек, - с достоинством вымолвила я и воссела на стуле с видом грозным и непоколебимым.

 

…Через полчаса мы уже весело ржали, попивая пиво, за коим Игорь сбегал на радостях, убедившись, что его едва не состоявшаяся теща – вовсе не старая гарпия-мамаша, а молодая веселая девчонка, ни в каких родственных отношениях со Светой не находящаяся.

 

***

 

Света с Игорем встречалась почти каждый день. Я их почти не видела – у меня было много работы и спортзал. К тому же, именно в эту зимнюю пору я наконец укрепилась в намерении научиться кататься на роликовых коньках, в связи с чем пропадала на роллердроме все свободные вечера. Ребята периодически приглашали меня покататься на настоящих коньках, в кино и клуб, и я была только «за», но все время как-то не выходило.

 

Мы несколько раз просили Игоря («как мужчину») заделать дырки в нашем плинтусе, пока однажды, в субботу, он не объявился в нашем доме с ведерком цемента, мастерком и … помощником.

 

- Этот мальчик – со мной, - высказался Игорь в лучших традициях великого комбинатора-махинатора. «Мальчика» звали Алеша, и он считался признанным авторитетом в области ликвидации отверстий крысогенного характера.

 

С отверстиями в плинтусе ребята справились быстро, после чего героев кормили лагманом и поили пивом. Алеша периодически морщился, крутил головой или дергал плечом.

 

- Хандроз? – осведомилась я, и предложила свои услуги. Не интимных прикосновений для, а и впрямь пожалев несчастного субъекта. Массаж я делать умела и любила, а о хандрозных мучениях знала не понаслышке. После вполне серьезного сеанса лечения облагодетельствованный индивид не мог даже подобрать слов, дабы выразить свою признательность. Только улыбался. Видимо, для демонстрации своей бесконечной благодарности, парень выразил желание ознакомиться со всеми имеющимися в доме фотоснимками (а фотографий в нашем доме насчитывается что-то около полутора тысяч, и пересмотреть их все за вечер считается поступком, приравненным к любому из подвигов Геракла). Уходить он не спешил…

 

…В три часа ночи мы еще сидели на кухне, пили чай, курили и смотрели последние снимки. Вдруг Алеша вцепился мне в предплечье, а свободной рукой стал тыкать в направлении мойки.

 

- Тс-с! Смотри – крыса!!!

 

Крысу я не увидела, а вот от прикосновения руки вздрогнула. Это простое, лишенное всякого секса движение, вдруг заставило меня посмотреть на парня не как на гостя, нового товарища, просто хорошего человека, а как на мужчину. Почему и позволила себе 30 секунд помечтать: вот было бы хорошо, если бы…

 

- Ты что, их боишься?

 

- Ага, - смущенно улыбнулся парень. – Ты будешь очень против, если я лягу спать в твоей комнате? Обещаю не домогаться, просто у вас же в зале нет двери… А, по-моему, именно в зал эта тварь и направилась!

 

…Потом была ночь. Вернее, утро. Алеша рассказывал мне, как он впечатлился рассказами ребят обо мне, долго искал встречи, как просил Игоря и Свету позвать меня на каток или киносеанс, и как решился проникнуть в наш дом в облике каменщика, лишь бы познакомиться со столь уникальным созданием, как Мое Величество…

 

А еще - о том, как бывает одиноко и холодно длинными зимними ночами, и о том, как прохладно жить без любви и привязанности в большом мужском сердце. И о том, как он счастлив и горд знакомством с женщиной, которая может стать его мечтой и прогнать этот холод из постели, и растопить лед в груди… Ну и прочие приличествующие случаю благоглупости.

 

А я, сделав умное лицо, и воздерживаясь от комментариев, слушала его, лежа на мускулистой руке и разглядывая светлые вихры над густыми бровями, шрамик на правом виске. Купалась в сонном сиянии сине-зеленых глаз и думала: «Так вот оно, какого цвета счастье - сине-зеленое!» И заснула.

 

***

 

Что еще вам рассказать? Алеша переехал ко мне, Света переехала к Игорю. Мой образ жизни практически не изменился: работа, преподавание в вузе, спортзал, языковые курсы, театр, кино, ночные клубы и прочие прелести развлечений в мегаполисе. Ах да, еще ролики, как я могла забыть про ролики! Только теперь со мной вместе на роликах катается Алеша. Да, в моей жизни появился наконец МУЖЧИНА. Неженатый красивый умный самодостаточный мужчина с хорошим чувством юмора. Ну и секс, конечно!

 

А любовь? - спросите вы. Нет, ну что вы -  ЛЮБВИ НЕТ! Это почти невозможно в наш сумасшедший российский 21-ый, где одной из самых почитаемых ценностей является желанная, но – увы – чаще всего недосягаемая – стабильность. Любовь можно дарить и получать от друзей, с коими не делишь постель, и, соответственно, не испытываешь мук ревности; получать тепло от родственников и подруг…

 

Любовь приходит, когда уважение, нежность, желание сделать человека счастливым, переполняют тебя через край и выливаются наружу; когда ты живешь только его печалями и радостями, забывая о себе; когда ты не беспокоишься каждую минуту – а честен ли человек с тобой, а не встречается ли он с кем-то за твоей спиной, то есть доверяешь ему слепо и всецело; когда ты готов отдать все самое дорогое, вплоть до жизни, только ради того, чтобы любимый человек был одну минуту счастлив…

 

Это великая ответственность и огромная награда. Отважиться на любовь – это большой подвиг, совершить который способен далеко не каждый. Я вот пока к этому еще совсем не готова. А может быть и не буду готова никогда: любовь всегда граничит с большим горем. Любить по-настоящему – страшно: можно навсегда потерять голову, если утратишь только что обретенное, самое дорогое в жизни.  Это вам не с парашютом сигать, и не на тарзанке качаться. Это даже не рафт по взбеленившейся и дикой весенней горной реке. Это покруче…

 

А крысы? - спросите вы. Крысы? А что крысы? Теперь они нас больше не беспокоят. Все продукты в целости и сохранности, никакого тебе топота по подвесным потолкам, никакого тебе подозрительного шороха за мойкой. Видимо, не превозмогли цемент со стеклом и отравой, зубки попереломали. Кстати, никакой крысы в тот вечер, как вы догадались, и не было. Это Алеша придумал, от бессилия, исчерпав все возможные способы обаяния. Все крысы остались с ТОЙ стороны.

 

…Скучно, блин.

 

***

 

Убедить Светку в том, что открытие нового бизнеса – отличная, перспективная штука – явно не представлялось возможным.

 

- Ну вот, смотри, берем кредит, снимаем помещение, закупаем отраву, мышеловки, ставим ими торговать продавца. И это все помимо штата менеджеров по отлову! – горячилась я.

 

- А спрос, спрос-то будет? – вяло отбивалась подруга.

 

- Конечно! Только вспомни наши собственные крысиные мучения! Да одинокие тетечки просто валом повалят в нашу фирму!

 

- Ну да, наверное мы попадем в точку. Крыс в старых домах полно, одиноких женщин – тоже, но не всем же так везет, как нам! Это мы нашли мужчин, которые враз заделали все наши дырки, – оживилась Светуля. – Таких мужчин – раз, два – и обчелся! Таких, которые способны избавиться от грызунов!

 

- Во-во, только на это они и способны, - проворчала я, и засела за телефон в поисках помещения для нашего супервыгодного и перспективного предприятия.