Борис Гребенщиков: “Я не претендую на хороший вкус”
04 мая 2006

Текст Надежды Панченко

 

 

С трудом верилось, что легенда русского рока, человек, вводивший в шоковое состояние партцензуру, КГБ и цвет советской интеллигенции своими действиями вне норм и правил, будет непринужденно и с удовольствием рассуждать на темы шоппинга и потребления в целом. Но он устроился поуютнее и с готовностью поддержал разговор. Ведь сейчас Борис Гребенщиков сам является законодателем моды в музыке и образе жизни, умеет потреблять и делает это с большим вкусом. 

 

- Начинается весна. Что означает лично для вас это время года?

 

- Я все сезоны люблю по-своему, они ведь кардинально друг от друга отличаются. В весне есть то, чего нет в зиме, и наоборот. Что для меня весна - определять не стану. Ведь определять - значит ограничивать…

 

- Весной все обновляется, люди делают множество покупок, чтобы изменить себя, свое жилище, мир вокруг. По какому принципу вы отбираете вещи, места? Важно ли для вас, чтобы о вас говорили, что вы - комильфо?

 

- Нет, я редко могу претендовать на то, что у меня хороший вкус. И, как правило, этого все равно никто не видит. Мне не так важно, что обо мне говорят, но мне лично хочется сталкиваться с проявлением хорошего вкуса.

 

- Например?

 

- Летом прошлого года в Лондоне я попал на выставку Клода Моне, выставка из запасников Чикагского музея. Нереально хорошо. Я влюбился в Моне 100%, до сих пор остаюсь влюбленным. В литературе меня продолжает радовать Акунин, потому что выясняется, что его можно перечитывать сколько угодно, и он от этого становится только лучше.

 

- Есть ли у вас стилист, личный парикмахер?

 

- За бородой ухаживаю сам, салонам и парикмахерам не доверяю. Часто меня стрижет жена. Вещи выбираю сам. Украшений, кроме серьги, я не ношу. Купил ее сам, в Лондоне, 10-15 лет назад и с тех пор не снимаю. Я вообще спонтанный потребитель. Если что-то нравится, я покупаю.

 

- Как это происходит?

 

- Вижу симпатичную штуку и думаю, что не знаю почему, но мне надо ее купить.

 

- Поделитесь радостью от последних шоппингов.

 

- Самая последняя прикольная покупка - вот этот жилет. Я купил его на перевале между Львовом и Ужгородом, на дороге. Там были такие уличные прилавки, продавали разные вещи. А еще не так давно в Барнауле приобрел в антикварном магазине часы для Андрея Макаревича, а сыну - оптический прицел.

 

- Часто говорят, что современное общество - это общество потребителей. Музыка, собственно, тоже продукт, надо ее правильно позиционировать, нацеливать на аудиторию…

 

– Я не уверен, что третью симфонию Брамса надо позиционировать, она прекрасно без этого обходится. “Аквариум” - тоже.

 

- Я не говорю об “Аквариуме”. Что вы думаете о музыке других русских рок-музыкантов?

 

- В русской музыке давно ничего не происходит.

 

- Почему?

 

- Потому что нет спроса.

 

- То есть народ заслуживает своих героев?

 

- Это старинная формула, и она всегда верна: народ заслуживает всего, что с ним происходит. Я не замечал в культурной жизни России каких-то изменений к лучшему. По-моему, она находится на стадии вялотекущей шизофрении. 

 

- В последние пару лет в России появилось много новых ресторанов, клубов, магазинов…

 

- Прекрасно, я всецело приветствую улучшение уровня жизни. Если человек надел отглаженные штаны и пошел в свет и ему есть где культурно провести свой досуг, это уже приятно, по крайней мере. Но не более...

 

- Но, видимо, в этом есть какой-то потенциал? Может, в следующий раз он книгу хорошую в руки возьмет?

 

- В следующем поколении, я думаю.

 

- Вас часто называют гуру….

 

- Называли меня и моральным уродом, и отщепенцем, врагом общества, если я буду на все обращать внимание, времени не останется, чтобы действительно что-то делать.

 

- Так вам близка миссия учителя?

 

- Нет, по самой простой причине - учитель обязан отвечать за своих учеников. Но ведь я не вижу своих учеников. Как я могу за них отвечать?

 

- Тем не менее ваше творчество оказало огромное влияние на культурное развитие страны, и с этим не поспоришь. Не так давно вы отмечали юбилей. Обычно в таких случаях дают звание заслуженного или народного артиста. Вам не предлагали таковое государственные деятели?

 

- Нет, мне ордена “За заслуги перед Отечеством” IV степени вполне хватило. Я на большее не претендую. И, я думаю, ни у кого смелости не хватило бы предложить мне звание народного артиста. Хотя, как мне кажется, музыка “Аквариума” - самая что ни на есть народная.

 

- Мне кажется, что вы стали меньше играть словами, да и музыка стала меланхоличной. Почему?

 

- Я уверен в обратном! Наша музыка сейчас значительно веселее, чем большая часть того, что мы делали раньше. И по энергетике тоже все очень неплохо. Раньше я мог позволить себе больше шутить со словами. Сейчас я больше ответственности чувствую за каждое слово, поэтому не всегда шутки, которые появляются в голове, достигают слушателя. Шуток много по-прежнему, просто мы их не всегда выпускаем в массы.

 

- В декабре прошлого года вы давали в Томске два концерта подряд. Вам нравится этот город?

 

- Мне нравится эта публика. Томичи по сравнению с другими сибиряками куда более приветливый, заводной народ, они очень тепло нас встречали. Да, Томск - душевный город.

 

- Важно ли для вас мнение публики?

 

- Не мнение, мне важен отклик. Мое мнение и мнение аудитории могут разниться, но если я чувствую отклик, я радуюсь.

 

- Есть ли еще вещи, которые бы вам очень хотелось сделать? Книгу написать, например.

 

- Книгу - нет, не хочется. Я бы с удовольствием записал значительно больше музыки, чем у меня получается…и с лучшим качеством. Мне все время кажется, что я пишу мало, все время не успеваю.

 

- Я знаю, вы занимались фотографией…

 

- Немножко занимался, но сейчас нет на это времени, к сожалению.

 

- Многие люди и в куда более нежном, чем ваш, возрасте устают от жизни и перестают ценить свое время, стремиться что-то успеть. Как бы так умудриться не потерять вкус жизни?

 

- Душа обязана трудиться. И на первом месте стоит общение с людьми, которые лучше тебя.

 

 

 

 

 

- Где вы берете идеи? Вам же каждый раз есть что сказать, каждый альбом - большое откровение.

 

- Душевное - бесконечно, бесконечно глубоко, поэтому чем дальше туда уходишь, тем больше открытий. В моей жизни все еще только начинается. И чем дольше я живу - тем больше открывается…