Александр Шульгин: «Все настоящее стоит дорого»
18 августа 2006

Текст Тимур Аникин

 

Шоу «Стань звездой». «Фабрика звезд-3». «Мумий Тролль». Валерия. «Иванушки International». Все эти проекты (равно как и десятки других российских звезд) в разной степени обязаны своим успехом одному человеку - Александру Шульгину.

Пару лет назад автор и композитор Александр Шульгин отошел от того, что он считает «продюсированием по-российски», и сосредоточился на собственном творчестве. Сольный альбом, музыкальное оформление телеканала «Спас», колонка в деловой газете «Взгляд»… Читателям августовского «Комильфо» Александр рассказал о своем видении «звездности», упомянув для наглядности Цицерона, mass market и скоморохов.

 

О звездах и кометах

 

- Сейчас много говорится об изобилии фальшивых эстрадных «звезд». По-вашему, можно ли вообще именовать популярного исполнителя «звездой»?

 

- Если уж принято сравнивать людей со звездами на небосклоне, то это неспроста. Ведь в космосе есть кометы, астероиды и другие небесные тела, что с шумом пролетают и оставляют призрачный след, который тут же рассеивается. А звезда - это звезда, и даже если она умерла миллион лет назад, то ее свет нам виден. Творческие заслуги человека лучше оценивать по совокупности сделанного, а не по какому-то одному отрезку судьбы. «Звездного» статуса, по-моему, заслуживают только те, кто уже прожил свою жизнь - и прожил достойно.

 

- Например?

 

- Например, Шаляпин. Колоссальнейшая личность! Или Эдит Пиаф, которая в начале карьеры фактически была уличной девчонкой. И ведь смогла через всю эту грязь пройти и создать что-то действительно стоящее. Она повидала многое, но в ее творчестве не было ни грамма пошлости. Ведь личность всегда что-то дает людям, и Пиаф знала, что именно должна она нести публике, а что не должна. Каждый настоящий артист знает: пошлость и культура несовместимы.

 

- Засилье пошлости - это примета нашего времени?

 

- Нет, паяцы существуют много столетий. Ряженый, скоморох - так шутов называли еще в Древней Руси. Но сегодня, в XXI веке, медиа тиражируют именно ряженых и скоморохов. Нужно просто понимать, что Артист работает в одном жанре, а ряженый, лицедей – в совершенно другом. Цицерона и Гомера навеки прославила мелодекламация – «всего лишь» искусная речь и умение петь. Им было незачем наряжаться и скакать по сцене: истинная личность воздействует с помощью силы, которая у нее внутри. А мы сегодня видим на эстраде именно людей, пытающихся выглядеть личностью с помощью цветных костюмов и побрякушек. Что ж, на скоморохе мишура вполне естественна, вот только именовать его звездой я бы не стал. Но, повторюсь, такая ситуация складывается не впервые – история движется, как маятник.

 

- И скоро ли маятник качнется в обратную сторону?

 

- Предпосылки создаются уже сейчас, вот только процесс – не из скоротечных. В данный момент, если употреблять модные слова,  умы оболванивает mass market, и fast food generation все еще составляет большинство. Мне кажется, что это большинство год от года становится все менее явным. Обязательно появятся люди, которые изменят ситуацию к лучшему. Хочется верить, что это произойдет уже в следующем поколении.

 

О шоппинге и стиле жизни

 

- Если  история так предсказуема, расскажите: что ждет российский медиарынок в будущем?

 

- Развитие медиа непрерывно связано с развитием технологий. Через какое-то время умрет аналоговое вещание, включая FM радиостанции и «метровые» телеканалы – «первая кнопка», «вторая кнопка» и т.д. Точнее, доля контента сегодняшних лидеров «размоется», как в свое время с появлением FM станций «размылась» доля «кнопочного» радио. Появятся сотни и тысячи новых каналов, все будут выбирать вещание по своему вкусу и большой концентрации аудитории на одном канале уже не будет.

 

В моду войдут виртуальные исполнители – образы, «с нуля» создаваемые с помощью цифровых технологий. Конечно, останутся поклонники и «настоящей» музыки, но она будет стоить дорого – как впрочем, и всегда. Все настоящее стоит дорого. И достается тяжело.

 

- Как вы отдыхаете, когда становится совсем тяжело?

 

-  Сплю по пять часов, но мне хватает. С утра кофе помогает, а перед сном обязательно читаю. Люблю читать исторические книги, философскую переписку. Каждое утро делаю зарядку, есть в моем доме и такая вещь как велотренажер. Люблю найти свободную минутку и посмотреть на небо – я в нем растворяюсь. Мне любая погода в радость. Я принимаю все, что мне дает жизнь. Мое любимое изречение – «Да будет воля твоя».

 

- Каким вы видите собственный стиль?

 

- Если говорить об одежде, то она для меня имеет лишь прикладное значение: мне надо, чтобы было практично. Конечно, есть любимая, потому что удобная – например, одежда от Ямамото, Пола Смита.

В основном я предпочитаю джинсы, «поло», куртки, джемпера. Я не метросексуал, чтобы постоянно прихорашиваться.

 

- Шоппинг вы, судя по всему, не жалуете? А близким как подарки покупаете?

 

- В поездках постоянно встречаю интереснейшие аутентичные изделия. Всегда возвращаюсь с целой сумкой сувениров. Часть сразу вручается близким, что-то дарится при случае… При выборе подарков всегда стараюсь руководствоваться неким внутренним чувством. Если сердце подсказывает: «вот это!», то вот это и подойдет для подарка.

 

Важнее для меня не стиль шоппинга, а стиль жизни… Какой он? Это не так просто сформулировать. Я много читаю, много путешествую – это мои способы познания мира. Страну выбираю по принципу «ехать туда, где не был» и «смотреть то, чего не видел». Прилетаю, сразу сажусь в машину и еду. Без организованной туристической программы. Не «бутербродом» с пляжа на пляж, а активно:  горы, водопады, ледники, пещеры, исторические памятники. Лучшие места – те, куда сложно попасть. Мир настолько прекрасен! Всегда хочется вместить эту красоту в себя и, пережив этот миг красоты, совместно с природой что-то создавать.