Юрий Грымов: В ностальгии по здравому смыслу
13 октября 2006

 

Текст Надежда Панченко

 

Он живет и работает в России, которую не любит за вечно серое небо, отсутствие высокой кухни и высокой моды, плачевное положение индустрии рекламы и еще более удручающее состояние моральных принципов населяющих страну людей.

Отдыхать Юрий Грымов предпочитает в Европе. Но испытывает настоящую ностальгию по России прежней. «Мне кажется, страна утратила здравый смысл», - с горечью говорит он. Не так давно Юрий Грымов снял невероятно талантливый ностальгический фильм «Казус Кукоцкого», в котором и показал свое видение российской истории ХХ века, обозначил истоки нынешних наших проблем.

С «Комильфо» Юрий Грымов - режиссер, обладатель всевозможных премий за кинематографическое и рекламное мастерство, человек с отменным вкусом - поделился своими мыслями о секретах профессионального успеха, необходимости эпатажа и пользе гурманства.

 

В России нет моды. И никогда не будет

 

- Как-то Вы сказали, что главный смысл «Казуса Кукоцкого» - в разговоре о том, кто мы такие. А КТО мы такие? Сейчас?

 

- Обо всех и каждом говорить сложно, но, кажется, годы советской власти внушили стране страх, он закрепился в генофонде, отсюда российское ханжество, предательство и все наши беды. Я уверен, что раньше даже погода была в России лучше, а сейчас мы иной и не заслуживаем. Я из-под этого серого неба стараюсь вырваться почаще, за границу.

Ностальгия - это когда хочешь вернуться туда, куда уже вернуться нельзя. Я не испытываю ностальгии по ушедшей молодости или какой-то стране. Есть ностальгия по здравому смыслу - мне кажется, в России творятся сплошные глупости, хотя и есть предпосылки к тому, что все может измениться.

 

- А не скучаете по временам 15-20-летней давности? Первые «настоящие» фэшн-показы, рекламные ролики, свобода и появление неограниченных возможностей? Тогда, наверное, было проще начинать, становиться первым и лучшим?

 

- Проще не было. А начинать можно в любое время. Всегда существует спрос на профессионалов. Если вы умеете что-то хорошо делать, то будете табуретки мастерить и для коммунистов, и для буржуев, для кого угодно. В настоящее время вообще уникальные возможности для того, чтобы состояться - политическая оттепель, а если еще возобладает в стране здравый смысл…

 

- Сейчас в стране становится популярным киноискусство, люди книги начали снова читать, учатся достойно проводить время, одеваться хорошо, красиво…

- Одежда - элемент культуры, но другого порядка. То, как одеваются русские люди, которые могут позволить себе покупать дорогие вещи, вызывает смех у всего мира. В России нет моды и не будет никогда. Есть такие страны, как Италия или Франция, с богатым культурным наследием, которые диктуют тенденции всему миру. Но откуда питать корни российской фэшн-индустрии? От Сурикова и Шишкина?

Когда российские модельеры надувают щеки оттого, что их вещи востребованы за рубежом, мне смешно: если носки и трусы с вашей фамилией не выходят в массовом порядке, о какой индустрии моды можно говорить? Модельеры, которые работают в России, никакого отношения к ней не имеют. Это художники, которые таким способом формулируют свои мысли.

 

- Как Вы оцениваете состояние киноиндустрии и индустрии рекламы в России?

- Киноиндустрия начала подниматься, это факт. Люди пошли в кино, готовы тратить на это деньги. Исходя из объективных причин: кино - недорогое развлечение. Это проявление здравого смысла, между прочим.

Мне не очень нравится российское кино - такое ощущение, что наш кинематограф все время изобретает велосипед. Я люблю западные картины - например, «Сломанные цветы», «Герой».

Особое отношение к российскому пиратству: это катастрофа. Русские люди оправдывают себя тем, что пиратские DVD - это дешево. Но тогда можно покупать и ворованные вещи, и ворованные машины - ведь тоже дешевле!

Иностранные концерны победили на рекламном рынке, креатив русских упал, реклама стала серая, неинтересная, я почти перестал заниматься ее производством.

 

Комильфо для меня - индивидуальность

 

- Фильмы «Казус Кукоцкого», «Коллекционер», «Му-му», спектакли «Нирвана», «Дали», журнал Fakel, множество клипов и рекламных роликов, образовательные программы… Каждый проект - блестящий, успешный. Что подсказывает Вам, какая идея будет актуальной именно сейчас?

 

- Я, по большому счету, дую в одну дуду - разрабатываю проекты в разных жанрах, но все они питают меня как киночеловека. Не сижу и не ломаю голову, как же сделать так, чтобы остаться актуальным - просто делаю то, что мне близко. Если я буду делать это честно, найдется какое-то количество людей, которым это тоже будет близко.

 Сейчас у меня в работе сразу четыре фильма, в разной степени запуска, в разных жанрах. Есть и молодежный боевик, и политическая драма, детское кино и даже комедия. Какой первым выйдет на экраны, пока не знаю.

Занимаюсь также телекоммуникациями, образовательными проектами, call-центрами.

 

- Вы говорите, что боитесь того, что Ваше творчество понравится всем. Почему?

 

- Нравиться всем - страшная вещь. Все могут относиться с уважением, симпатией, интересом, но нравиться нужно единицам.

 

- Как-то Вы описывали свое юношеское «пижонство» - красная рубашка с белыми пуговицами и 16-тью карманами разного размера, зеленый плащ невероятной длины с широченными плечами, разрезом по самую спину, клетчатой яркой подкладкой и пр. А есть ли сейчас в Вашем гардеробе безумные, эпатажные вещи? И какие они?

 

- Я так сейчас не одеваюсь, не хочу привлекать внимание к себе. Стараюсь покупать вещи, которые мне удобны. Покупаю иногда дорогие вещи, но считаю, что носить дорогую одежду - глупо. Шоппинг - ненавижу. Устаешь, много людей, тяжелое занятие. Покупать живопись - этот процесс доставляет радость, а вот выбор мебели и вещей - это ужасно.

 

- Вы говорите, что стремитесь стать гурманом. Каковы успехи на этом поприще?

 

- Я люблю покушать. 80% высокой кухни Европы я оценил. А в России нет высокой кухни. Дома готовлю иногда, фирменных рецептов нет. Считаю, что просто так есть нельзя. Нужно учиться обсуждать еду, как музыку. Так развивается мозг, восприятие человека становится более гибким и тонким не только в том, что касается еды, но и в отношении других чувственных впечатлений.

 

- Как предпочитаете отдыхать?

 

- У меня нет отдыха в классическом понимании. Есть переключение деятельности. Я распределяю свои силы, но если чувствую, что гибну в рутине, всегда могу разорвать этот круг и начать жить по-другому. Самый простой принцип - то, что нужно сделать сегодня, нужно делать сегодня. Проект нельзя растягивать во времени, иначе он начнет умирать.

 

- Наш журнал называется «Комильфо». На Ваш взгляд, действительно ли действовать «как положено» - признак хорошего вкуса?

 

- Мне всегда интересно иметь собственное мнение. Поэтому комильфо для меня - это индивидуальность: я против общества потребления.