Степан Мезенцев: танцующий скрипач
26 марта 2007

Текст Надежда Панченко

 

«Сибирский Паганини», «Наш ответ Ванессе Мэй» - этот обаятельный парень со скрипкой давно обзавелся несметным количеством лестных прозвищ. Его хорошо знают в городах Сибири, а теперь он живет и работает в Москве, где также собирает полные залы. Но от искушения навсегда перебраться в столицу отмахивается - « в Сибири все родное».

 

Искушение славой

- Я не знаю, что такое «покорять Москву». Я просто продолжаю играть на скрипке. Публика для меня везде одинаковая. Если ты не можешь достучаться до  зрителей, то это не зависит от города, где ты выступаешь. В каком бы городе ни проходил концерт, артист должен стараться, чтобы слушатели получили удовольствие. К вопросу об искушении славой, конечно, я не могу сказать, что она мне безразлична. Хочется быть востребованным, известным.

- На своих концертах вы не толь­ко играете, но и танцуете. Вы про­думываете свой танцевальный но­мер заранее?

- Да никогда я танцы специаль­но не разучивал, не готовил, как-то так само получается. Публике нра­вится. А музыкант не должен стес­няться работы на публику.

 

- Степа, вас называют скрипа­чом-виртуозом, вы можете без еди­ной ошибки на одном дыхании отыг­рать двухчасовую сложнейшую программу. Много ли надо работать, чтобы добиться таких результатов?

- Нужно заниматься столько, сколько сможешь, не нужно себя насиловать. Конечно, чем больше, тем лучше, но это зависит от чело­века. Мне вот, например, трудно иг­рать больше часа на скрипке, ус­таю. Поэтому репетирую урывками, час утром, час в обед и т. д.

- По какому принципу вы подби­раете свой репертуар?

- По принципу «что понравится». Сколько произведе­ний в моем репертуаре - не считал, но знаю, что несколько сотен точ­но есть. Среди них классические произведения, фольклор. Причем с одина­ковым удовольствием исполняю и русский романс, и еврейские мело­дии, и молдавский танец, и венгер­ский чардаш. Мелодии из кино­фильмов «12 стульев», «Жестокий романс», «Цвет ночи», «Криминаль­ное чтиво»... Сам сочиняю поти­хоньку. Играю кое-что из джаза, кое-что из танцевальной музыки, да все, что угодно! Мне нравятся раз­ные жанры, а вот публика предпо­читает эстрадные, импровизирован­ные композиции.

- Какие ограничения накладыва­ет такая работа?

- Я стараюсь перед концертом высыпаться - нельзя быть несве­жим. Хотя это трудно, потому что есть у меня вредная привычка - поздно ложиться и поздно просы­паться.

Искушение ленью

 

- Расскажите, как нужно ухажи­вать за руками, пальцами скрипа­чу? Вы используете какие-нибудь средства, избегаете физической работы?

- Я считаю, что физический труд только помогает пальцам и рукам музыканта. Каким-то особенным образом никогда за руками не уха­живал. Я их только мою, вот и все. (Смеется.)

 

- А как насчет ухода за собой?

 

- Да, мне нравится одеваться красиво не только на сцене. И о спортзале я никогда не забываю.

 

- Что еще поделываете на досуге?

 

- Если у меня появляется свободное время, я его провожу дома. Просто бездельничаю: валяюсь на диване и смотрю телевизор или играю в компьютерные игры. Люблю игры динамичные, в кото­рых надо бегать, прыгать, стрелять. Мне и в жизни нравится динамика - могу отправиться и на байдарке, и в горы с рюкзачком - была бы хо­рошая компания. Можем встретиться с друзьями, попить пива, но, опять же, чаще всего собираемся у кого-нибудь в гостях. Я не люблю никуда выезжать, не люблю все эти клубы, тусовки…

 

Фильм хороший посмотреть - прекрасный досуг. Мне больше нравятся зарубежные фильмы. Я люблю умное и позитивное кино. Любимые режиссеры - Оливер Стоун, Паркер, Кустурица, Дэвид Финчер. Из современных отечественных фильмов самый любимый - это «Нежный возраст» Соловьева. В последнее время я много гастролирую, поэтому читаю всякую гадость, то, что попадает под руку. Наподобие Брауна и Коэльо. Эти книги, к сожалению, слишком далеки от  «Ста лет одиночества» Маркеса.

- Что вы любите больше всего на свете?

- Я люблю комфорт. Не люблю невозможность сделать так, как я хочу. Страшно боюсь одиночества, я просто схожу с ума, оставаясь один. При этом я жутко в одино­честве нуждаюсь. Я очень хочу быть счастливым, это моя заветная мечта, чтобы ощущение счастья было со мной постоянно. Сейчас этого нет и, возможно, не будет никогда: счастье слишком мимо­летно.

Я многого хочу от жизни, но я знаю, сколько это стоит, пытаюсь про­двигаться по мере возможностей. Надеюсь, что мне никогда не при­дется заниматься только зарабатыванием денег.

:

Как-то меня одна журналистка спроси­ла, могу ли я совершать безумные поступки ради женщин, а я ответил, что не могу. Я считаю, ради жен­щин надо совершать мужские поступки.

 

Цитата