33 несчастья
26 июля 2007

Рассказ Надежды Панченко

Если бы в число олимпийских видов спорта включили бы соревнования по поиску приключений на свою задницу, я бы достойно представила команду России и непременно заняла первое место! На что поспорим? Один мой знакомый называет меня выпускницей института спортивной травмы (красный диплом). Подруга Аленка считает, что я – чемпион по самотравматизму. Спорить с ними бессмысленно: факты, как говорится, на лицо. Или на лице. А также на заднице, ногах, руках и прочих частях тела…

Все началось со светского раута, который проводила одна крупная телекоммуникационная компания. Перед тем, как отправиться на данный праздник жизни, я забежала в дамскую комнату - сменить офисную рубашку на некий вечерний топ. Дело в том, что незадолго до этого меня лишили любимого кабинета, в котором я одна-одинешенька просидела три года, и возвели для меня стеклянный аквариум посреди плантации – наблюдать за рабами. По принципу «пока ты вглядываешься в бездну, бездна вглядывается в тебя», видно было не только мне, но и меня. Посему переодеваться пришлось в даблвотерклозете. Во время чего телефон, вложенный в карман брюк, выскользнул, и упал … угу, туда-туда. Чертыхаясь и матерясь, я просунула руку в унитаз и стала доставать чудо технической мысли… Разумеется, телефон не работал.

Разобрав аппарат, дабы он быстрее просох, я переставила симку в резервный мобильник и отправилась на торжество. Там я скоропостижно напилась коньяку, оказавшемуся, судя по цвету и запаху блевотины, однозначно паленым. Кто-то из библейских героев накормил народ парой хлебцев, насколько я помню. А я ухитрилась напиться так, что не помню, как доехала до дома, употребив максимум пару стопок коньяку. Явная отрава.

Единственное, что утешает – от того момента, когда я была еще в себе, до того момента, когда я перестала себя помнить, прошло всего 20 минут. Только-только на то, чтобы быстро вызывать такси и доехать от того несчастного клуба до моего дома. Значит, таксист надругаться надо мной однозначно не успел. А вот последний рублевый кэш в размере 1000 рублей пропал куда-то бесследно. Что наводит меня на мысль, что таксисту было гордо сказано «сдачи не надо»…

На следующий день я едва не отдала Богу душу. Похожей по силе и омерзительности интоксикации я не переживала еще никогда, и надеюсь, вряд ли испытаю в будущем. Едва собрав себя в единое целое, я стала подводить итоги. В активе: сломанный телефон, который вроде бы зажигает дисплей в знак согласия поработать, но категорически отказывается принимать звонки и, главное – показывать телефонную книгу. Дубля у телефонной книги не было… Также в активе: надежда на его починку и долларовый кэш. Хотя надежды на то, что в местном продуктовом мне продадут кефир за доллары или примут к оплате Визу или Мастеркард, практически не имелось – я хоть и  невезучая, но, все же, не дура!

Кефир мне привезла подруга Аленка; телефон, в конечном счете, был все же починен; здоровье пришло в норму; празднование Нового года, на удивление, обошлось без травм. Тем не менее, череда неприятных случайностей заставила меня подумать о прогнозах на будущее. На выходных мы с друзьями собирались в Шерегеш, покататься на лыжах. Я открыла телегид и прочла там гороскоп следующего содержания: «Ракам 13 января рекомендуется воздержаться от путешествий, поелику это чревато травмами и прочим физическим ущербом». «Ну вот, - огорчилась я, - ведь так можно и докататься до перелома позвоночника… Может, не ехать в горы?»

Решение за нашу компанию приняла погода – в Шерегеше стояли добрые минус сорок, в связи с чем мы приняли резолюцию: на курорт не ехать, на лыжах не кататься. Проведя тихий одинокий день с компании кота и телевизора, я вышла, чтобы выбросить мусор. Подошла к мусорным контейнерам, приготовилась к броску тяжеленького пакета, поскользнулась, подлетела и шмякнулась на спину, приложившись позвоночником прямо о выкинутый какими-то милыми мещанами толстый елочный ствол… Всползла на пятый этаж кряхтящей каракатицей, проклиная гороскопы, любителей колючего праздничного уюта и лень дворников.

Неделей позже я и вовсе не подумала заглянуть в гороскоп. Мы-таки отправились на Шерегеш, где я с большим успехом свалилась на ровном месте, уже скатившись с горы. Смещение трех позвонков и несколько грыж надолго освободили меня от необходимости принимать решение – отправляться покататься на лыжах или же нет. С любыми видами спорта было покончено на время лечения, а физическую форму можно поддерживать и с помощью секса!

В то время моим бойфрендом был чудный темпераментный парень по имени Мартин. Как-то, после пятого или шестого соития за вечер, мы отправились в душ вместе. Что, разумеется, не могло ни привести к тому, что мы начали делать секс и там. Когда я была уже близка к тому, чтобы взорваться, Мартин слишком сильно вошел в меня, впечатав телом в стену, в стандартный голубенький кафель. Стена содрогнулась, и мне на голову свалился оранжевый пластмассовый тазик, висевший над ванной. О сексе было позабыто. Мы хохотали как спятившие гиены и выли, как осиротевшие баньши до тех пор, пока в дверь не постучали обычно смиренные мартиновские соседи – полюбопытствовать, уж не убили ли кого.

Буквально через пару дней в собственной ванной я пострадала от взбесившейся сантехники – из крана с холодной водой вдруг полился кипяток! Кляня свою невезучую судьбу, я мазала ошпаренные конечности лечебным снадобьем и размышляла. Что интересно – большие катастрофы меня миновали. Например, когда в 2000 году в метро на Пушке произошел терракт, я имела все шансы стать его жертвой. Но я куда-то спешила, и потому очень быстро выбежала на поверхность, даже не зная, что через десять минут за моей спиной раздастся взрыв.

Потом был чудовищный «Норд-Ост». Билеты именно на этот спектакль купил мой приятель, но в силу какой-то уж очень критичной занятости я пойти не смогла. Не пошел, слава Богу и приятель. Даже билеты пристроить не смог – к счастью для нас и наших знакомых. А в 2004 году, заранее достав контрамарки на фестиваль «Крылья», я укатила в Киев, где меня ждал актуальный тогда бойфренд. Там оперативно простыла и, болеючи, лежа в постели, узрела репортаж из Тушино. Ничего страшного на том фестивале, насколько я помню, не произошло, и шахидки дальше наружного ограждения не проникли, но все же хорошо, что мы туда не поехали.

Таким образом, обнаружилось, что меня охраняет серьезный, узкоспециализированный ангел. Потому-то большие беды и обходят меня стороной, в отличие от мелких пакостей. Я получаю синяки в транспорте, бью посуду, ломаю каблуки и порчу бытовые приборы. Иногда мне кажется, что быть более невезучей и нелепой чем я просто невозможно.  Правда, опыт друзей убеждает меня в обратном – например, хорошо помню «отдых» моего друга Андрюши на одном из сибирских байк-фестивалей. Пляжное тусево на три дня, пиво там и прочие напитки... И вот в обед второго дня приезжаю я туда и зрю: сидит в баре мой приятель, в плавках и футболке. Жара - страшная, все раздетые, а он в футболке почему-то. «Ты чего не загораешь-то», - спрашиваю. «Да все уже, позагорал, хватит, теперь до осени в футболке ходить придется», - мрачно отвечает тот.

Оказалось, что накануне парниша изрядно напился и повалился спать прямо на берегу заливчика. Там его и нашли утром приятели. Растолкать бедолагу не смогли и в наказание напялили на его широкую грудь женский лифчик. Проснулся паренек только в обед, весь красный, а кожа под купальником осталась белой... Пришлось срочно надевать футболку, чтобы прикрыть срамоту... И остаток своего пребывания в зоне отдыха наш герой оставался в полнейшей трезвости, опасаясь, что если хватит лишку, то друзья еще похлеще что-нибудь отчебучат.

Мои увечья и неприятности связаны в основном с техникой. Например, недавно у меня сломался утюг. Я купила новый, но инструкцию по пользованию особо вдумчиво не прочла. Результатом стала гибель любимого платья… Или, собираясь на крайне важное собеседование, результатом которого мог стать стремительный карьерный рост, потеряла ключи… Перерыв всю квартиру на несколько раз, сдалась, позвонила бойфренду, дождалась, пока он меня спасет … Разумеется, было уже поздно. Но главная загадка – куда пропал ключ, ведь я никогда не теряла ключей! – не была раскрыта.

Неделей спустя, прогуливаясь по торговому центру, ощутила странный укол в области правого бедра. Дрянной предмет преспокойненько возлежал в кармане моих вельветовых джинсов, в коих я выходила за молоком вечером накануне злополучного инцидента. Отправившись с бойфрендом в дом отдыха на выходные, пыталась было тихо вздремнуть на заднем сидении в компании бутылочки бехеровки. Любимый извлек меня оттуда и стал просить сменить его за рулем. Я долго отбрыкивалась, а потом пересела. Освоившись с габаритами, расположением руля и управлением с помощью коробки-автомата (сложно спросонья, спьяну и без очков вести «Нисан-Премьер», сроднившись с маленьким, леворуким и механическим «Форд-Праубом»), я стабильно держала 120 по пустой, ровной трассе.

Перед подъездом к КП ГАИ посоветовала бойфренду поменяться местами обратно - мало ли что. Вьюнош беспечно махнул рукой. Я сбросила скорость и стала поворачивать направо. Предательская автоматическая коробка не среагировала должным образом, и мы заплясали по гололеду… Десятилетний водительский стаж так просто не пропьешь. Потому в кювет мы не вылетели, чужие машины не побили. Правда, повредили правое зеркало – оно повисло на проводках после мягкого поцелуя с дорожным знаком…

Апогеем моих несчастий стали три чудных мартовских дня. В понедельник мое величество вышло из дома, чтобы тут же шлепнуться на зад. Помните, как сидели в витринах советских магазинов куклы? Ноги раздвинуты, глаза распахнуты. И из изумленного ротика писк: «ма-ма». Сломала, думаю, чертову ногу. А дел на неделе, дел – миллион! Посидела в ужасе, привстала, попробовала наступить – работает!!!

… К вечеру конечность предательски опухла, отекла и стала страдать. Знакомый врач, пожурив меня за гиперактивность, сделал УЗИ, вколол лекарство, отвел на физио и велел сидеть дома. Пару дней я действительно послушно сидела дома, а потом стала выбираться по делам. Еще раз спасибо офисным водителям, которые разве что не завозили меня прямо в кабинет.

В выходные случился День Святого Патрика, традиционно почитаемого мной и моими друзьями. «Братья и сестры, - обращаюсь я к друзьям, собравшимся за столом, который накрывается по этому случаю изумрудного цвета скатертью, - «давайте же изъедим нашего любимого колканнона!» Колканнон – это, кстати, не извращение какое, а вкуснейшее и простое национальное ирландское блюдо. Вареные яйца, зеленый лук, отварная картошечка. Главный смысл – в букете приправ и сметанном соусе.

На входе вешается словарь родного ирландского языка, на коем гостям предлагается вступать в коммуникации. Дом украшается зелеными лентами и шарами, а стены трясутся от звуков волынки и прочих аутентичных музыкальных инструментов.

Изрядно потанцевав и потешив себя прочими забавами, гости разошлись. Я перемыла посуду и села испить чаю с соседкой Татьяной – девушкой максимум 155 см ростом. Довольно трезвая Татьяна, тем не менее,  энергично жестикулировала в процессе чаепития, и основательно заехала мне по носу… Нос хрустнул и незамедлительно опух. «Сломала окончательно», - поставила я себе диагноз и пригорюнилась – еще до этой катастрофы врачи настоятельно зазывали меня на операцию по перемещению носовой перегородки. Накрылся отпуск…

Облегчив боль куском льда, поплелась спать. После обеда отправилась на запланированный сеанс антицеллюлитного массажа. Покряхтела под руками добросовестного массажиста, запихнула попу и ноги в джинсы, поехала домой. «И что, синяков не остается», - заинтересовалась дозвонившаяся до меня подружка Валерия. «Нет, что ты», - ответила я и, стащив портки, направилась в ванную – принять душ. Мельком заметила нечто странное в зеркале, вернулась, оглянулась. И заорала благим матом. Видели вы когда-нибудь макак-резусов? Так вот, у этих млекопитающих попа красная. А у меня была – синяя…

Ночь прошла в попытках улечься так, чтобы было не больно и размышлениях об испорченном отпуске. Наутро, все в том же прескверном настроении – в старых джинсах и полузашнурованных «Мартинсах», аккуратно волоча за собой искалеченную ногу, осторожно шмыгая изувеченным же носом, возникла на пороге лор-кабинета. «Сергей Иванович. Не было бы счастье, несчастье помогло – вот, заехала мне подружка случайно по носу, принимайте на довольствие. В смысле, давайте назначим дату операции», - убитым тоном заявила я врачу.

Оказалось, что нос у меня практически цел, перемещение перегородки  - терпит, синяки сходят стремительно и нога, собственно, тоже почти зажила и без последствий. Добрые самаритяне из израильского посольства наконец-то решили впустить меня на территорию Земли Обетованной, бывшие работодатели вдруг решили отдать крупную сумму денег, о которой я предпочла забыть, а любимый мужчина предложил выйти за него замуж (что, правда, еще далеко не является плюсом и бонусом, а также поводом для радости. Но все же…).

И тут я вспомнила «Нервы на пределе», гениальное детище Стива Одекерка с участием Джима Керри. «Если сто тысяч раз сказать «чтоб я сдох», смерть придет за тобой». А если с человеком сто тыщ раз случится несчастье, наверное, потом случится ЩАСТЬЕ? И надолго?