Елена Теплицкая: «Проводник и психотерапевт»
14 марта 2009

Дизайнер с мировым именем – про обжиг горшков, ботинки для полета и квартиру из амбара

 

Текст Надежда Панченко

 

Когда она создает дизайн интерьера квартиры или магазина, скульптуру или куклу, картину или шляпку, она уверена, что является проводником «чего-то свыше». Когда работа закончена, она тут же берется за новую.

В связи с чем охотнее всего дает интервью по телефону, в полночь – все остальное время ей некогда.

АрхМосква и Christmas Time, Неделя Моды, ресторан «Этажи», магазин Khelo и десятки других заказчиков…

Елена Теплицкая – рыжая, яркая, харизматичная – напоминает солнце, которое готово обогреть всю Вселенную. Чем и занимается.

 

Лиловое трюмо и рыжие ботинки

 

– Первый профессиональный опыт был таким: 14-летняя девочка дождалась, когда родители отвалят на дачу. И перекрасила всю квартиру – стены, мебель, и даже мамино трюмо, которое стало после этого розово-лиловым. Отцовский кабинет переделала.

Я страшно боялась возвращения родителей, отец-холерик мог бы меня убить. Он вошел и остолбенел. Я как-то все быстро делала, одна, никто мне не помогал, но успела в квартире многое изменить. Папа вошел и сказал: о!

А потом молча ходил, рассматривал «новый» дом. Затем сел, хлопнул себя по колену и сказал: а что? хорошо! Я помню, какой из меня тогда лез кураж, как я была горда собой и уверена в своих силах.

 

Мой наставник в Швейцарии старался добиться уверенности в том, что делает ученик. «Это через тебя идет свыше», – объяснял он мне. Таким образом, наставник меня и поднимал, и принижал в один и тот же момент. При таком подходе понимаешь свои обязательства, миссию – донести до других то, что через тебя отправляют миру. И башку не сносит от собственной гордости. Осознание этого заставляет меня очень ярко защищать проект - легко могу убедить сомневающегося заказчика.

– Чем вы руководствуетесь, когда создаете проект под конкретного человека или компанию? Как понимаете, что именно это ему нужно?

Каждому заказчику задаю придурочные вопросы – где он проводит время перед сном, хочет ли он кого-то из семьи видеть по вечерам, коллекционирует ли что-то. Дизайнеру нужно многое понять, вплоть до того, какие отношения внутри семьи. И, в зависимости от этого, строить проект: теплая семья – большой общий диван в гостиную, прохладные отношения – отдельные кушетки и кресла.

Дизайнер каждый раз – немножко психотерапевт. Иногда пространственная отдельность помогает сохранить семью.

– Сами что-то коллекционируете?

Собираю антикварную посуду и одежду, фарфор – Вервуд, Джаспер. Кукол смешных и странных. Чашки собираю. Цветное стекло люблю-обожаю. Но дарю, когда вижу, что кто-то из друзей не может с ним расстаться. Фарфоровые чашки не могу отдать, рука не поднимается, а стекло могу подарить легко.

Помните первую вашу ценную вещь, с которой вы долго не могли расстаться?

– Ботинки, которые привез мне брат. На каучуковой подошве, из рыжей кожи, простроченные. Они берегли ногу и были элегантными. Эти ботинки уберегли меня от травм – я именно в них на дельтопланах летала. К сожалению, они прорвались спустя 4 года непрерывной носки. Сумку помню, удобную, необыкновенную – как труба из кожи. Носила ее 10 лет. Тоже брат привез из каких-то своих поездок.

 

Квартира из амбара

 

– При всей вашей любви к ярким цветам, можете выделить один или пару любимых?

– Фуксия – лилово-фиолетовый, бирюза цвета патины. Бесконечно долго могу на них смотреть и использовать. Мой швейцарский учитель сказал, что нужно не бояться использовать цвет и передавать людям свое отношение к цвету. Раз ко мне это пришло, значит, мне нужно это отдавать. Каждый раз, любой проект, даже самый крохотный, мне интересен. Чем сложнее задача, тем интереснее жить. Из длинного-длинного коридора – сделать квартиру…

– Были прецеденты?

– Ну да, во время стажировки в Швейцарии пришлось из амбара сделать жилище для богатой семьи – с лифтом, роскошными комнатами. В последнее время заинтересовалась архитектурой – уже спроектировала несколько частных домов, сейчас попробуем их запускать.

Мне нравится заниматься стеклом, у меня есть коллекция авторского стекла. С удовольствием работаю над фарфором. Есть эскизы и для ювелирки, просто руки не дошли. Обожаю заниматься живописью, скульптурой. Куклу предложили сделать недавно для выставки, мне это нравится. Моя мама делает кукол. Они игровые, примитивистские, но очень эмоциональные.

– Вам не кажется, что, несмотря на общность занятий, это все равно – прыжки по верхушкам? Ведь часто мастера и к концу жизни не становятся профессионалами в одном лишь направлении скульптуры? А вы претендуете на звание мастера сразу в нескольких областях.

– Во-первых, не претендую, а делаю то, что мне нравится. Во-вторых, получаю от этого удовольствие.

Это дорогого стоит: сначала стадия ученичества, напряжение рук и глаз, «получится-не получится», а что выйдет из печи, произойдет при обжиге, волнение ребенка. А когда получается – выплеск адреналина, радость. Это можно сравнить разве что только с любовью! Потому и сутки такие получаются.

Больше всего занимаюсь интерьерами. Любой могу сделать – и в итальянском романтическом стиле, и в урбанистическом; кантри, этнический, ар-деко.

– Есть ли у вас увлечения, не связанные с дизайном?

- Люблю плавать и нырять с ластами и маской. Люблю читать философские трактаты - Штайнера, Гете. Фотография - совместно с сыном, он график-дизайнер и фотограф. Мы – ловцы за кадрами. Приезжаем в отпуск, и проводим его за… работой. Зато потом столько кадров!

Недавно я была на острове Мадейро, на той же широте, что и Марокко. Одинокий остров в Атлантическом океане, вулканического происхождения, такой бугорок в океане.

Могу неожиданно сорваться и поехать на пару дней в Лондон, или на Тибет или остров Ламбок в Индийском океане, между Бали и Явой. Обожаю Армению. Хочу как можно быстрее попасть в Тбилиси, убедиться, что они нормальные и лояльные, продолжить с грузинами хорошие отношения. Я считаю, что самые красивые женщины – это грузинки, самые умные и ироничные мужчины – армяне и грузины. А самые остроумные мужчины – это англичане.

Кого из западных дизайнеров вы цените и уважаете?

– Захо Хадид, Вивьен Вествуд, Филип Старк, Пауло Навоно, Келли Хопен, Нина Кембелл, Филипп Трейси, Соня Ракель, Ронид Зилка, Джорджио Пиотто – он мой друг, итальянец, делает цветную мебель. Он не говорит по-английски, и мне пришлось учить итальянский. На выставках узнает мои работы по цвету – а, это Элена!

попугай – всю жизнь живут попугаи, любовь семьи.

- Что вас вдохновляет?

- Да что угодно! Воспоминания о платьях, которые носила и носит моя мама. Хороший фильм - например, «Римские каникулы». Книги о Коко Шанель, Феллини, Фриде Кало – людях с нестандартными мышлением. Все это двигает.

– Не собираетесь участвовать в Миланских неделях – моды, мебельной?

– Если честно, такие мысли уже возникают. Мы двигаемся к тому, чтобы широко представлять себя в Италии. В декабре едем на London design show. Следующим летом буду показывать свои проекты в комплексе в США, это мероприятие – под патронатом мэрии Нью-Йорка.

Недавно была в Перми, пригласили в жюри конкурса. Подумала, почему бы и не открыть здесь представительство. Я удивилась, что там мощная архитектурная школа и полное отсутствие дизайн-школы. Это нужно исправлять!

– Кто работает в вашей мастерской?

– У меня 15 постоянных сотрудников, есть периферийные люди, которые могут, помимо меня, еще и на чужих работать. Мой племянник сейчас учится в архитектурном, надеюсь, что придет работать ко мне. Сейчас в мастерской работает племянница и сын.

Вся моя команда – мои тылы. Точно знаю, что, несмотря на кризис, не буду никого сокращать.

 

Справка: Елена Теплицкая – дизайнер интерьеров, одежды, аксессуаров. Также занимается живописью, фото, новогодними игрушками. Училась в Строгановке, стажировалась в Швейцарии, увлекается скульптурой и инсталляциями. Любит яркие краски, простые фактуры – камень, дерево, металл.