Бесконечные секунды
27 ноября 2009

Заброшенная стройка. 9-й этаж. Узкий карниз. Хор голосов за спиной необратимо скандирует: «Десять, девять, восемь…». Внизу - сквозь крону молодых березок выглядывает ржавая арматура, торчащая из земли. Впереди - чистое небо, зеленые волны леса, тонущие в них белые коробки подмосковных многоэтажек и крепко натянутым канатом - горизонт. За него бы зацепиться! Хотя бы взглядом.

Но время кончилось. Хор досчитал: «Четыре! Ready! Set! Go!!!». Шаг вперед… И, кажется, я до сих пор не приземлился.

Солнечная суббота, час езды электричкой, 25-минутная прогулка от станции до стройки, застывшей на окраине подмосковного городка. Брошенное здание, доросшее до десятого этажа, огорожено глухим бетонным забором под колючей проволокой. На заборных плитах - черные по серому мазки: «Проход запрещен. Опасная зона».

В условном месте перелезаем забор. Поднимаемся на девятый этаж. Нас встречают те,  кто называет себя джамперами и даже командой Project F/X (fxproject.ru). Москвичи всевозможных профессий и занятий: инженеры-конструкторы, программисты, промышленные альпинисты, студенты. Выходные дни Project F/X проводит на «объектах» и устраивает прыжки для всех желающих. Желающих набирают через знакомых и Интернет.

«Ты в первый раз?» - вопрос от джампера, которого все здесь называют Дэном. Он удобно расположился на раскладном стуле, записывает наши фамилии в блокноте. Напротив фамилий - крестики. «Просто отмечаю тех, кто прыгнул, - поясняет он. - Тех, кто не смог - вычеркиваю». 

"Матерые" джамперы устраивают прыжки раз в две недели. В Москве есть несколько таких команд (FXproject, Mad-Squirrels, Nice Team). Стоимость прыжка в среднем – 700 рублей. Длительность «удовольствия» - 2-3 секунды – именно столько занимает свободное падение с крыши девятиэтажки (30-35 м.)

«115 метров – рекорд нашей команды, - рассказывает Дэн. – Мы установили его на Кавказе, в кратере высохшего озера». Роупджамперы прыгают с крыш, мостов, иногда выбираются за пределы Москвы вместе с другими командами. Их цели - обезвоженные горные озера на Кавказе, скалы в Абхазии или заброшенные элеваторы в одной из южных областей. Новичкам тут не место.

«Все, кто прыгает, специально занимаются гимнастикой, – рассказывает Дэн. – Наша тренировочная база - спорткомплекс «Динамо». В среднем в день через EXIT проходят 30–50 человек. Когда становится скучно на стройке, прыгаем с моста над Москвой-рекой. Для опытных джамперов возможен прыжок с погружением. Чтобы пыл остудить».

Роупджампинг сравнивают с парашютными прыжками или прыжками на эластичном канате. Но сравнения эти хромают: гораздо страшнее прыгать, когда четко видишь под собой арматуру стройки, деревья, или шпалы с рельсами, чем далекие квадратики и точки земной поверхности, когда вываливаешься из самолета. Стремление джамперов к прыжкам с высоты объяснить невозможно. Если не вдаваться в подробности эффектов, связанных с воздействием адреналина, то общий - малопонятный, с рациональной точки зрения - смысл таков: «Я прыгаю за тем чувством бесконечности и вечности, которые ограничены длиной веревки и несколькими секундами полета».

…Моя очередь - сразу после симпатичной девушки по имени Аня. На нее надевают две страховочные системы: нижнюю, фиксирующую пояс, и верхнюю – облегчающую жизнь позвоночнику. Инструктор - бритый под ноль, улыбчивый, с золотой серьгой в ухе - объясняет: «Во время прыжка за веревку не хватайся – обожжешь руки. Просто спокойно сделай шаг вперед, как со ступеньки. Можешь прыгнуть спиной вперед – так легче. Лети солдатиком – так проще. Перед тем как прыгнуть можешь подумать... о жизни, например».

«Роупджампинг не терпит ошибок, – тем временем рассказывает Дэн. – Каждый раз, перед прыжками, мы тщательно проверяем все узлы, все крепления, каждый сантиметр веревки. В нашей системе прыжка все элементы дублируют друг друга. Если что-то отказывает, дублер берет нагрузку на себя. И, конечно, мы всегда прыгаем первыми, проверяя, все ли в порядке. Несчастных случаев не было».

Шаг в пропасть Аня сделала, не раздумывая и молча. Многие обернулись лишь на звук, который издают веревки при напряжении. Первое слово она смогла выговорить спустя 10 минут после прыжка. Когда систему стали одевать на меня и пристегивать карабины к спасательной «пуповине» – двум динамическим альпинистским веревкам, – колени начали дрожать и подгибаться. «Пуповина» тянется к «базе» - двум горизонтально натянутым метрах в пятнадцати впереди статическим веревкам. Они, в свою очередь, крепятся к стенам здания. Веревочная система смягчает последствия двухсекундного падения, и амплитуда «маятника» недостаточна, чтобы влететь в стенку здания.

В моей голове выбивала дробь элементарная мысль: «Зачем? Эй, эй, эй парень! Ты что делаешь?!». И следующая: «Пусть уж лучше Дэн ставит на мне крест, чем вычеркивает к чертям!..» И началось: «Десять, девять, восемь...».

P.S. Джамперы называют это ощущение секундами вечности, пограничным состоянием между жизнью и смерть. Некоторые добавляют: «После прыжка бессмысленность и мелкость многих вещей, навязанных нам повседневностью, становятся очевидными. Понимаешь - настоящее гораздо глубже и не стоит растрачивать себя по пустякам». 

Роупджамперовская «снаряга»:

1 – перчатки альпинистские; 2 - удобная обувь; 3 – карабины «пятитонники» и спусковое устройство gre-gre; 4 – страховочные петли; 5 – прочный шлем; 6 – веревка альпинистская: новая, надежная; 7, 8 - Системы страховочные: грудная и поясничная части.


Текст Даниил Ильченко