Святослав Вакарчук: о родном языке, открытии новых земель и конском здоровье
01 декабря 2010

...Это было год назад - перед тем, как они садились записывать "Дольче Вита" - тот самый, который "ОЭ" сегодня отыграли в "Крокусе".  Мы сидели и  говорили о наших диссертациях, открытии новых земель и любимой музыке.

К этому моему герою - а вы ж в курсе, что их у меня было сто сорок тыщ мильонов, этих интервью, просто я их выкладывать забываю:))) - особое отношение. Лет шесть назад, когда в моей жизни второй раз случилось самое страшное,  именно Вакарчуковское "Я не сдамся без бою" заставило меня вскинуть подбородок повыше, собраться и победить всех и вся, кроме смерти... Но даже ту отодвинуть от любимого человека на полтора года...



Для меня "Океан Эльзи" и сам Вакарчук - это не о попсе и не о политике, это об энергетике, подключающейся к сердцу. И - судя по количеству поклонников группы - не только к моему:)  Поэтому, пока вспомнила про интервью - выкладываю.



«Для меня музыка делится банально – на ту, которая находит отклик в людских сердцах, и ту, которая не находит. Очевидно, что главным является не язык, а мелодии и энергия музыкантов» – пожимает плечами Вакарчук на вопрос о том, почему в России так ценят группу, которая поет на чужом языке. Он говорит, что не видит ничего странного в том, что украинские группы становятся популярными по соседству – такое было и раньше, в советские годы.

Но сегодня в России хорошо известны в основном именно украинские группы. А вот эстонские или казахстанские коллективы, к примеру, у нас знают куда хуже. «Мне сложно как то комментировать эту ситуацию. Вряд ли на популярность влияет сходство языка – размышляет Святослав – Тут другие параметры. Язык нужно чувствовать фонетически, он должен быть родным, потому что иначе получится искусственная песня. А это поймет даже тот, кто совершенно не улавливает ее смысла. Если меня сейчас попросят спеть по английски или по русски, я спою но думаю хуже чем на украинском».

Группа не собирается менять текст своих композиций на русский или английский для усиления мирового промо и сейчас («ОЭ» недавно исполнилось 15 лет). «Зачем? Чтобы получить армию мало­летних поклонниц? Для этого мы уже слишком взрослый коллектив». Именно в этом состоянии, когда ты уже многого достиг, наступает время «реализовывать свои тайные желания и демонстрировать их людям».

Такой демонстрацией стала последняя пластинка Вакарчука – сольный проект «В ночи». «В создании альбома принимали участие музыканты «Океана» но мы реши ли все же назвать диск моим именем пото­му что это очень-очень мои личные песни и срез именно моих эмоций. Следующий альбом будет диском ОЭ» – самым что ни на есть традиционным для группы – объясняет Святослав.

Традиционным – не значит похожим на предыдущие. «Да, оказалось что музыкой можно заниматься не только будучи 20-летним. Но я не верю что можно удержаться на одном мальчишеском задоре. Чем старше ты становишься, тем тяжелее тебе надо работать, чтобы что то доказывать.

Единственный способ сохранять свежесть восприятия, быть для людей интересным – это постоянное совершенствование себя. Я умудряюсь жить так, чтобы глаза у меня горели как у подростка. Вдохнове­ние и желание творить подкрепляется смесью сопутствующих факторов – воспитание, черты характера, опыт общения с людьми, прочитанных книг. Но драйв, энергия, внутренний огонь исходят из желания все время испытывать что то новое. Проживать одни и те же моменты жизни по кругу не сколько раз мне неинтересно. Я не люблю дежавю. Я люблю открывать новые земли».

Новые земли? В музыке есть определенное количество нот тональностей сочетаний звуков. Он что рассчитывает создать что то радикально новое? «Математически о музыке говорить сложно – прерывает мои провокации Вакарчук – Да, для того чтобы создать сотни миллионов песен достаточно сочетаний 12 нот. Но мы не будем так рассуждать – машинная комбинация не создаст эмоций».

А он умеет создавать эмоции. Именно поэтому многотысячные площадки взрываются криками и аплодисментами имен, но поэтому сотни людей подпевают ему в едином порыве. Но в отличие от многих других музыкантов постоянная энергетическая подпитка из зала Святославу по его словам не нужна.

«Я мог бы вообще никуда не ездить с концертами. После длительного тура в поддержку нового альбома – он начнется в марте закончится в конце осени мы проедем от Владивостока до Сан-Франциско дадим 20–25 концертов в России и столько же по миру – я хотел бы на время прекратить выступления Я привык выкладываться на концертах, но нужно иметь конское здоровье чтобы это все выдерживать.

Вообще я сейчас в таком возрасте, что очень люблю засыпать, но не очень люблю просыпаться. Сон скорее восстанавливает, но не расслабляет – иногда что то такое приснится что еще больше напряжешься. А расслабляться нужно, и это удается редко Лучший способ – физические упражнения, йога, секс.

Я веду достаточно стандартный образ жизни – в кино, на выставки и в театр я хожу в обычные дни, а не когда на пафосные премьеры приглашают. Много читаю. Недавно прочел «Идиота» на очереди – «Братья Карамазовы». Раньше я читал «Преступление и наказание», «Бедные люди», теперь пришло время познакомиться с другими произведениями Достоевско­го. Недавно перечитывал двух моих любимых классиков – Хэмингуэя и Фицжеральда. В планах – перечитать Павича, познакомиться с современной литературой».

Я вспоминаю одно из современных якобы открытий – роман «Одиночество простых чисел». Его автор Пауло Джордано – молодой итальянский физик, хочет оставить науку ради второго романа. Мне кажется, что лучше бы он этого не делал, писатель из него не ахти. Вакарчук же, когда-то оставил физику ради музыки, потому что решил, что как музыкант он лучше физика. А ведь был ученым, собирался писать диссертацию.

Святослав поясняет мне, что диссертацию по суперсимметрии электронного магнитного поля которую он не мог закончить в течение десяти лет, музыкант все же защитил полгода назад. «Вернуться к работе было несложно – я ведь теоретик. Все, что нужно было делать – рассчитывать формулы. Теперь с физикой покончено. Я это де­лал не для того чтобы поставить на полку очередной диплом. Для меня было важно окончить начатую работу, завершить гештальт, без этого мне сложно двигаться дальше.

Я спрашиваю, не кажется ли ему, что двигаться дальше, несмотря на скорость технологического прогресса, вообще стало сложно. Сейчас много говорят о том, что в тех же 90-х когда начиналась история «Океана Эльзи» еще случались прорывы, появлялись герои и содержательные творения – в музыке кино литературе. А теперь – нет.

«Сейчас сами люди стали мелкими, потому и герои измельчали» – отвечает он – «Люди меньше читают, меньше думают, больше спешат. В них теперь больше цинизма, меньше интеллекта. Время сейчас такое. Мы все вправе его менять, но почему-то не все это делаем».